alserv.ru

Пересадка печени в белоруссии

Лидер по трансплантации органов

По статистике, в Беларуси выполняют в год 25,5 трансплантаций на один миллион человек. В России показатель операций составляет 10 на миллион человек, на Украине — всего 2 пересадки. И хотя Беларусь существенно отстает от мирового лидера в области органной трансплантации — США (там на один миллион жителей делают 90 операций в год), по европейским меркам она находится на достойном уровне.

Стоит отметить, что у Беларуси один из самых низких в Европе показателей так называемой госпитальной летальности — то есть случаев смерти пациентов в стационаре после пересадки органов. В Германии смертность составляет от 5,5 до 14,5 % (в зависимости от клиники). В Беларуси госпитальная летальность никогда не превышала 4 %. Это объясняется как использованием передовых медицинских технологий и высокой квалификацией врачей, так и подходом к отбору донорских органов. В Западной Европе (в частности, в уже упоминавшейся Германии) нередко пересаживают органы от доноров около 80 лет. В Беларуси органы очень пожилых людей берут для пересадки только в исключительных случаях, например, когда пациенту требуется экстренная пересадка, а «молодого» органа в распоряжении трансплантологов нет.

Лист ожидания пересадки органов

Вне зависимости от показателей количества пересадок органов все без исключения страны мира испытывают острый дефицит трансплантаций. По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире делают лишь 10 % от необходимого количества трансплантаций, что связано с недостатком органов и высокой ценой лечения. Поэтому во всех странах имеются листы ожидания — очереди на пересадку.

Обычно очередность операций прямо не связана с местом пациента в листе ожидания. В трансплантологии операцию назначают в зависимости от других факторов:

1) возраст пациента (при прочих одинаковых условиях предпочтение отдается детям и подросткам);

2) совпадение биологических параметров донора и реципиента;

3) тяжесть состояния пациента (если состояние первого человека в очереди позволяет ему продержаться с родным больным органом продолжительное время, а в конце листа ожидания находится человек, который без трансплантации не проживет и трех дней, то оперируют второго);

4) отношение больного к собственному здоровью (так, пациентам с циррозом печени, продолжающим злоупотреблять алкоголем, операции по трансплантации не выполняют; печень пересаживают не раньше чем через год после расставания с вредной привычкой).

В некоторых случаях на продвижение в очереди влияют социальные факторы — например, количество детей у пациентов.

В результате взаимодействия названных факторов очереди по пересадке разных органов движутся по-разному. К сожалению, во всех странах пациенты гибнут, так и не дождавшись подходящего органа. Также случается, что донорский орган не подходит никому в листе ожидания и пропадает.

Источники донорских органов

Органы для пересадки берут у живых и мертвых доноров. Живые доноры жертвуют больным почку или сегменты печени. По статистике, от 40 до 60 % от общего числа пересадок почек и печени производится с органами от живых доноров. Донорами могут выступать как родственники больного, так и люди, не состоящие с ним в родстве.

У умерших людей изымают с целью пересадки сердце, легкие, печень и некоторые другие органы.

Законодательство многих стран регулирует процесс изъятия органов с помощью законов. Обычно забор органов происходит следующим образом: если врач клиники, в которой умер человек, видит, что какой-либо его орган подходит для пересадки, сообщает об этом в центр трансплантации. После прохождения необходимых по закону юридических процедур (получения согласия родственников, уведомления прокуратуры и т. д.) орган изымается. Затем по медицинским показаниям определяются пациенты, которые могут стать реципиентами органа.

Трансплантологии советуют тем, кто ради заработка желает продать свой орган для дальнейшей пересадки, ни в коем случае не делать этого. Как правило, коммерческая торговля органами связана с криминалом и обманом. Кроме того, в цивилизованных странах сами органы ничего не стоят. Платными являются только услуги по их пересадке.

Сроки проведения трансплантации

Изъятые у доноров органы живут крайне недолго: почка — около суток, печень — 12 часов, сердце — до 8 часов. Поэтому при поступлении органа все силы трансплантологов направляются на быструю подготовку операции. Для этого одна бригада центра трансплантации отправляется за органом в клинику, где он был изъят, а другая готовит к операции больного.

Поскольку орган может поступить в любой момент, очередники из листа ожидания постоянно должны быть на связи с центром, ни при каких обстоятельствах не отключать телефон.

Трансплантация органов иностранным гражданам

В Беларуси выполняют пересадку органов иностранным гражданам. Операции по трансплантации иностранцам составляют около 10 % от общего числа пересадок и производятся не в ущерб жителям страны. Хотя иностранцев включают в общий лист ожидания, органы им пересаживают только в случаях, когда они не подходят ни одному белорусу.

Существенную часть операций иностранцам составляют пересадки органов близких родственников. Например, в 2012 году их количество составило три из семи.

Одни иностранцы ожидают операции у себя на родине, другие — в Беларуси. Украинцы и россияне предпочитают обустраиваться в своих странах, но поближе к границе с Беларусью, чтобы в экстренном случае быстро успеть прибыть в Центр трансплантологии.

Цены на пересадку органов в Беларуси умеренные. Так, трансплантация почки от живого донора-родственника стоит 24 тысячи долларов, от умершего донора — 35 тысяч долларов; трансплантация печени от живого родственника или умершего донора обходится в 55 тысяч долларов.

Белорусам трансплантация и последующая реабилитация выполняются бесплатно. А сумма, уплачиваемая иностранцем за операцию, примерно в три раза выше себестоимости лечения. Таким образом, иностранные пациенты вносят свой материальный вклад в развитие трансплантологии Беларуси и лечение граждан страны.

Список услуг по трансплантации

В Центре трансплантации органов и тканей республики Беларусь не только выполняют пересадку органов, но и оказывают сложную хирургическую помощь. В Центре делают следующие виды операций:

  • трансплантация печени и почки от мертвого донора или родственника;
  • мультивисцеральная трансплантация почки и поджелудочной железы, печени и почки, кишечника;
  • ксенотрансплантация В-клеток поджелудочной железы;
  • резекция печени при доброкачественных и злокачественных новообразованиях;
  • операции на желчевыводящих протоках;
  • лапароскопические операции на печени;
  • лапароскопическое удаление желчного пузыря (холецистэктомия);
  • хирургическое лечение хронического панкреатита;
  • лапароскопическое удаление селезенки (спленэктомия);
  • порто-системное шунтирование;
  • эндоскопическое склерозирование вен пищевода и др.

Трансплантация органов в Беларуси. Цифры, факты, истории

«Нам говорят: «Тратите большие государственные деньги на трансплантацию органов. Зачем? Чтобы продлить жизнь смертельно больным?» Известный врач Олег Руммо и его пациенты — в репортаже корреспондентов агентства «Минск-Новости».

Место действия — Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии. 22 мая, 10:00. Отделение реанимации, куда поступают пациенты после пересадки органов. В палате — малышка, подключенная к множеству приборов.

— Эта крошка прооперирована неделю назад. Папа пожертвовал ей фрагмент печени, — рассказывает директор центра О. Руммо. — У девочки рак печени. Ей год. При поступлении весила 7 кг, из них почти на килограмм тянула печень. Мы ее полностью удалили. Были поражены и легкие. Как видите, малышка подключена к аппаратуре. Борется за жизнь. Да что говорить, мы все боремся за ее жизнь. Делаем все, чтобы вытянуть девчушку.

Папа-донор выписался из клиники сегодня. А мама Анастасия здесь.

— Приехали из Бобруйска, — поясняет Анастасия. — О серьезных проблемах со здоровьем Марианны узнали, когда ей исполнилось 8,5 месяца. Внезапно поздним вечером заболел живот. Обратились в детскую больницу: сделали УЗИ брюшной полости, компьютерную томографию. Обнаружили образование, но какое именно, сказать не смогли. Направили в Минск.

Марианна прошла 8 курсов химиотерапии — опухоль уменьшилась на 75 %, но все равно была большой. Предложили операцию. Папа согласился. Благо подошел как донор. Доктора сказали, что операция прошла успешно. Мы настроены оптимистично: преодолеем всё! Когда онкологи сказали, что прогнозов не дают, мы не сдались. Верили в чудо. За нас все болеют, поддерживают, желают Марианне выздоровления. Медсестры и врачи в центре замечательные: душевные, компетентные.

В палате по соседству — женщина из Японии, ее зовут Сецуко. Прилетела за тридевять земель. В реанимации, а улыбается. Рада гостям. Правда, пообщаться толком не удалось: ни английского, ни русского не знает. Через Google-переводчик обменялись приветствиями, пожелали друг другу здоровья.

Читать еще:  Паразиты в печени человека симптомы

— Жить захочешь — сотни верст преодолеешь, — комментирует О. Руммо. — У этой женщины очень сложный случай. Ей пересадили печень в азиатской клинике, но произошло отторжение органа. Она приехала в Беларусь на повторную операцию. За обследования, операцию, пребывание в клинике заплатила 150 000 долларов. Обычно стоимость ниже, но это повторная операция — технически сложная. Самочувствие пациентки удовлетворительное: переводим ее сегодня из реанимации в обычную палату. Надеемся, через неделю отпустим домой.

— В Японии знают про белорусский центр? — спрашиваем О. Руммо.

— Сотрудничаем с одной из частных клиник этой страны с 2013 года. За это время спасли 5 пациентов, Сецуко шестая. Откликнулись на просьбу зарубежных коллег, которые направляют к нам пациентов не потому, что у нас мало своих или из-за стремления заработать. Для Беларуси это имиджевый проект. Думаете, к нам едут из-за низкой стоимости? Нет. Более того, в Индии, например, такая операция стоит 56 000 долларов. Условия шикарные: не клиника, а дворец. Однако японцы прилетают в Минск.

Врач продолжает тему:

— Говорят, мол, выполняете сложные операции, тратите большие государственные деньги. А зачем? Только продлеваете жизнь безнадежно больным? Хотя это тоже очень важно. Что ответить? Наверное, самое убедительное, что здоровенькие малыши родились у 41 женщины с пересаженной почкой. Пять женщин, которым пересадили печень, также родили здоровых детей. А еще рассказать про единственную в мире семью, где женщина после сложнейшей операции — трансплантации печени и почки одновременно — родила двух замечательных ребятишек. И она — наша пациентка. Первый малыш, мальчик, появился на свет 16 ноября 2016 года. Четыре месяца назад родилась здоровая, доношенная девочка. Разве такое счастье измеряется деньгами? Давайте покажу нашу фотогалерею.

Спускаемся с Олегом Руммо этажом ниже. В коридоре на стене — фотографии счастливых детей.

— Этого украинского пацана оперировали у себя 25 раз, — О. Руммо указывает на темноволосого мальчугана на фото. — Осложнений было много, но вытянули его. Справились. Живет с родителями во Львове. А вот Ильюша — первый мальчик из Казахстана, которому наши врачи трансплантировали печень. Орел! Лиана отравилась бледной поганкой. Пересадили печень. Красавицей стала, ходит в школу моделей. А вообще у нас много счастливых историй.

Врач может сколько угодно говорить, что он первый в своем деле, но все очень просто сканируется. Как в шоу-бизнесе: ты можешь называть себя суперзвездой, но если на твой концерт никто не ходит, то… Так и пациенты. Они приезжают к доктору, который делает то, чего не могут другие. Они никогда не поедут лечиться в клинику или в другую страну только потому, что дешевле. Поедут к врачу, команде. В наш центр едут.

Трансплантация органов в Беларуси в цифрах

Трансплантация печени и смежные процедуры

Трансплантация печени и смежные процедуры

Печень – самый крупный внутренний орган человека, она весит примерно 1,4 кг. Печень расположена под диафрагмой в правой стороне брюшной полости. Она отвечает за многие сложные функции в организме. При тяжелой печеночной недостаточности часто единственным эффективным методом лечения является пересадка печени.

Кому проводится трансплантация печени?

В Белоруссии, как и за рубежом, пересадка печени проводится при острой или хронической печеночной недостаточности, вызванной:

  • Хроническим вирусным или аутоиммунным гепатитом, который привел к развитию цирроза печени.
  • Заболеваниями желчевыводящих протоков (атрезия, синдром Алажилля, первичный билиарный цирроз, первичный склерозирующий холангит).
  • Гемохроматоза – это наследственное заболевание, при котором в печени накапливается железо.
  • Болезни Вильсона, при котором в печени накапливается медь.
  • Неалкогольном стеатогепатите – это заболевание, вызванное жирами и воспалением в печени.
  • Злокачественными новообразованиями (гепатоцеллюлярная карцинома, гепатобластома и холангиокарцинома).

У детей наиболее частым показанием для проведения пересадки печени является билиарная атрезия.

Противопоказания к проведению трансплантации печени

Не всем пациентам с декомпенсированным заболеванием печени и циррозом можно проводить пересадку. Пациентам нужно перенести тяжелую операцию, быть склонными к приему лекарственных средств, которые предотвращают отторжение донорского органа, часто посещать лечебное учреждение и сдавать анализы, не употреблять спиртных напитков. К абсолютным противопоказаниям к трансплантации печени принадлежат:

  1. Тяжелое, необратимое заболевание, которое ограничивает краткосрочную продолжительность жизни.
  2. Тяжелая легочная гипертензия.
  3. Рак, который распространился за пределы печени.
  4. Системная или неконтролируемая инфекционная болезнь.
  5. Неприемлемый риск злоупотребления наркотическими веществами или спиртными напитками.
  6. Невозможность строгого соблюдения лечебного режима.
  7. Тяжелое психическое заболевание.

Перед проведением трансплантации печени в Беларуси каждому пациенту проводят всестороннее обследование, которое включает:

  1. Лабораторное обследование, с помощью которого определяют группу крови, показатели свертываемости крови, биохимические показатели, наличие вирусов гепатита и вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).
  2. Компьютерную томографию, с помощью которой создается изображение печени, определяются ее размеры и форма.
  3. Ультразвуковое исследование с допплером – с его помощью определяют состояние кровеносных сосудов печени.
  4. Электрокардиографию и эхокардиографию – помогают проверить здоровье сердца.
  5. Спирографию – с ее помощью определяют функцию легких.
  6. Рентгенографию легких.
  7. Эзофагогастродуоденоскопию.

При выявлении каких-то специфических проблем со здоровьем могут быть назначены дополнительные методы обследования.

Если проведение трансплантации печени откладывается в связи с отсутствием доноров, в Белоруссии в таком случае используются инновационные «промежуточные» методики лечения, которые позволяют стабилизировать состояние пациента и дождаться пересадки. К таким методам принадлежат:

  • Удаление части печени (резекция).
  • Малоинвазивная эмболизация (закупорка) артерий, которые кровоснабжают поврежденную часть органа, что позволяет замедлить прогрессирование заболевания.
  • Малоинвазивная химическая эмболизация печеночной артерии, которая кровоснабжает пораженную часть печени.
  • Разрушение поврежденной области с помощью радиочастоных волн (радиочастотная абляция).
  • Проведение консервативного противовирусного лечения при вирусных гепатитах перед и после пересадки печени.

Трансплантация печени в Беларуси

Вопросы трансплантации в Беларуси решены на законодательном уровне, что позволило хирургам накопить большой опыт проведения операций по пересадке печени, которым обладают не все врачи за границей. Закон РБ «О трансплантации органов и тканей человека» позволяет проводить пересадку печени от живых доноров (например, от одного из родителей ребенку). Кроме этого, забор донорской печени возможен от умершего человека. Смертью в таком случае считается необратимая остановка деятельности головного мозга, при которой функционирование систем дыхания и кровообращения временно поддерживаются с помощью медикаментов и вспомогательных приборов.

Для проведения трансплантации печени в Беларуси, как и за границей, необходимо внесение пациента в лист ожидания после консультации наших специалистов. После внесения в этот список человек может пребывать в стационаре или дома. Если пациент ждет появления донора не в больнице, ему необходимо постоянно находится в режиме онлайн-связи с сотрудниками координационного центра трансплантации и иметь возможность быстрого приезда (прилета) в лечебное учреждение для проведения операции. Наши специалисты при появлении подходящего донора сразу же связываются с пациентом любым удобным для него способом.

Читать еще:  Поддаются ли лечению метастазы в печени

Результаты проведения пересадки печени в Беларуси, в целом, позитивные. Благодаря внедрению нашими трансплантологами достижений в хирургической технике, сохранении органов, уходе и лекарственной терапии, показатели выживаемости продолжают улучшаться с каждым годом.

Отец, который отдал годовалой дочке часть печени: «Восстановлюсь, все будет хорошо!»

…Японка Мацуко Накамора – худенькая до невозможности, все косточки видны под кожей. Но при этом она очень улыбчивая и жизнерадостная. Толпу журналистов, что заглянули к ней в палату в Минском научно-практическом центре хирургии, трансплантологии и гематологии, она встречает приветливо. Знал бы кто из нас японский – и пообщалась бы. На других языках она пока не говорит, и учить их некогда – много сил уходит на борьбу за жизнь. 54-летняя женщина перенесла несколько операций, связанных с трансплантацией печени.

– Ей пересадили печень в азиатской клинике. Потом начались осложнения, много операций, воспаление протоков, после этого печень, которую ей трансплантировали, погибла от инфекции. На повторную трансплантацию Мацуко приехала к нам. И мы в сложных условиях спасали ее жизнь. Операцию она ждала с ноября до марта, – рассказывает историю пациентки профессор Олег Руммо, директор НПЦ.

«Мы можем делать то, что мало где в мире могут»

В Беларусь Мацуко приехала не из соображений «здесь дешевле». Как раз у нас эти операции иностранцам обходятся недешево. По словам Олега Руммо, трансплантация печени, например, в Индии стоит 56 тысяч долларов, а в Беларуси пациентка из Японии заплатила втрое больше.

– Не потому, что она японка и мы с них дерем втридорога. Это повторная трансплантация. И мы прогнозировали, что послеоперационный период будет не гладкий, потому что уже были осложнения, – объясняет Олег Олегович. – В Индии, если вы заедете в клинику – там дворец пятизвездочный. Не думайте, что там нищета. Почему у нас дороже? Если есть много желающих, почему я должен цену снижать? Надо себя ценить как специалистов, чтобы другие ценили. У нас от желающих на три года отбоя нет. И этот случай – не бизнес, это имиджевый проект. Мы показываем, что можем делать то, что мало где в мире могут.

Повторная пересадка печени в Беларуси у Мацуко Накамора прошла успешно. Уже в этом месяце женщина наконец-то вернется домой в Японию. Фото: Раиса ЮДИНА

Пересадка органов часто не только продлевает жизнь безнадежно больным, но и дает шанс на появление новых жизней. У 41 женщины, которым в Центре пересадили почку, родились здоровые дети. Пять женщин с пересаженной печенью тоже стали счастливыми мамами. Два малыша появились на свет у мамы, после сложнейшей уникальной операции – одновременной трансплантации печени и почки.

«О том, что у ребенка рак печени, мы узнали в 8,5 месяца…»

При виде пациентки в соседней палате сердце сжимается – совсем крошечная девочка. Она подключена к аппаратуре и крепко спит. Это Марианна, которой всего годик. У нее рак печени. В девочке всего 7 килограммов веса – и килограмм весила пораженная опухолью печень.

– О том, что у ребенка опухоль, мы узнали в 8,5 месяца, – рассказала Анастасия, мама девочки. – Все началось с того, что у нее носик был заложен. А врач, к которому обратились у нас в Бобруйске , заметила, что животик твердый…

Девочке оперативно сделали УЗИ брюшной полости, компьютерную томографию, обнаружили образование в брюшной полости и направили в Минск. Здесь она прошла восемь курсов химиотерапии. Опухоль уменьшилась на 75%, но все равно оставалась большой – объемом 193 мл. Врачи предложили оптимальный вариант – удаление пораженного органа и пересадка печени одного из родителей. Фрагмент печени малышке трансплантировали папин. Со временем печень в ее организме вырастет до нужных размеров.

– У нас вопрос не стоял, чтобы я обследовалась, потому что муж сразу сказал: «Пойду на обследование я. Тебе надо с детками заниматься (у нас еще есть старший сын, ему 2,3 годика). А если я немножко полежу, не страшно. Восстановлюсь, и все будет хорошо», – Анастасия рассказывает спокойно, без волнения – ведь операция прошла хорошо, без осложнений, и прогноз хороший. – Онкологи нас не особо обнадеживали. Но мы настроились на лучшее. Потому что перед нами был мальчик, которому от мамы печень пересадили. У них все хорошо, их уже выписали. Нам очень повезло, что здесь хорошие специалисты. За нас все болеют, поддерживают…

Папа, который отдал часть своей печени дочке, выписался раньше. Девочки понадобится больше времени для восстановления Фото: Раиса ЮДИНА

Операции по трансплантации печени в Беларуси начали делать недавно – первую успешную пересадку сделали в 2008 году. Чуть позже справились и с более сложной задачей – трансплантацией фрагментов печени маленьким детям от их родителей. А вообще за последние 10 лет в Беларуси выполнены более 4,5 тыс. операций по пересадке органов. Чаще всего это почки. Такую операцию белорусы ждут в среднем 14 месяцев. В Великобритании , по словам Олега Руммо, ожидание новой почки достигает более двух лет:

– Я нас сравниваю с этой страной, а не с теми, кто только начинает. Это развитая, очень богатая европейская страна. Но есть у нас и проблемы. Количество трансплантаций почки от живого донора у нас в стране неприлично низкое. Потому что все наши граждане уповают на программу использования донорских органов от умерших людей. В Испании , например, процент людей, которые жертвуют органами ради своих близких, намного выше. И мы идем по другому направлению. Наши новые законодательные инициативы, которые поддержало руководство Министерства здравоохранения и парламент, расширят возможность для жертвования нашими людьми органов для трансплантации.

Речь идет о законопроекте «О трансплантации органов и тканей человека», который уже направлен в Совет Республики. В новой редакции закона расширен круг людей, готовых пожертвовать своими органами для спасения жизни смертельно больных. Если сегодня это родственники первой линии (отец, мать, родные братья и сестры), то в будущем ими могут стать, например, двоюродные братья и сестры.

Будет спрос на пересадку репродуктивных органов – будут и операции

Олег Руммо рассказал еще об одном уникальном пациенте. Мужчину будут оперировать с применением технологии 3D-печати.

– У этого пациента было онкозаболевание. Части грудины у него нет, что вызывает большие проблемы. Мы напечатали на 3D-принтере его грудину (это кость, которая хрящами соединяется с ребрами и образует вместе с ними грудную клетку, где помещаются легкие, сердце и важнейшие кровеносные сосуды. – Ред.). При костных дефектах технологии 3D очень сильно помогают.

Сегодня в Беларуси могут успешно пересадить печень, почки легкое, сердце, поджелудочную железу. Но, например, операции по пересадке матки пока не делают. Такая возможность появится с вводом в эксплуатацию нового хирургического корпуса в 2021 – 2022 году. На его строительство, начатое осенью 2018 года, в 2019-м выделено 30 млн рублей.

Читать еще:  Расторопша здоровая печень

– На такие операции должен быть запрос со стороны общества, – считает Олег Руммо. – В мире эта технология отработана. Ситуация обычно такая: мама хочет, чтобы ее молодая дочь, которая по определенным причинам не может иметь детей, сама родила ребенка, и отдает ей свою матку. И дочь рожает детей.

У любой родившей женщины, кстати, есть возможность создать подушку безопасности ребенку в виде стволовых клеток пуповинной крови. Банк этих клеток создан в центре. Стволовые клетки используются при лечении многих заболеваний и храниться в специальных условиях могут много лет. Стоит это недешево: подготовка и криозамораживание пуповинной крови – от 520 рублей, один год хранения – от 69 рублей. Банк стволовых клеток пуповинной крови пополняется, но пока еще никто не воспользовался своим депозитом.

Наблюдать за ходом сложных операций журналисты могут, не заглядывая в операционную. Фото: Раиса ЮДИНА

Огромный доход приносит Центру экспорт услуг. В прошлом году он заработал 7,5 млн долларов, из которых 66,44% принесли хирургия и трансплантация органов.

– Выполнив одну из сложнейших операций иностранному гражданину, мы можем дополнительно вылечить пять-шесть граждан Беларуси, – говорит Олег Руммо. – Нам очень важно, чтобы пациент, который живет в Наровле , Быхове , Щучине, Волковыске, маленьких белорусских городах, получал медицинскую помощь такого же уровня, как пациент, который живет в Минске. И прежде всего хирургическую, потому что она нужна в ситуациях, когда человек находится между жизнью и смертью. И нам очень важно оптимизировать силы, чтобы создать крупные межрайонные центры, оснастить их самым современным оборудованием, сконцентрировать там кадры, чтобы эти центры могли оказывать помощь в полном объеме, так же, как и в Минске.

Белорусские трансплантологи провели сложнейшую двойную пересадку печени

Дважды рожденные

Пересадка одной на двоих печени — операция хоть и давно известная, но достаточно редкая во всем мире. Всего лишь 5 — 10 процентов приходится на долю таких трансплантаций. А все потому, что дело технически крайне сложное. Потому и спасение 2‑летней украинской девочки Вики и белорусского взрослого пациента благодаря одной операции — своего рода чудо и очередное достижение наших трансплантологов.


Невероятно сложно, но выполнимо

Пересадка, которая считается одной из самых виртуозных, была проведена 30 ноября. Перед Новым годом Вику Галь и ее маму Надежду уже перевели в детскую инфекционную больницу — долечиваться. Это значит, что самое сложное позади.

У нас такое одновременное спасение ребенка и взрослого, которые нуждались в экстренной пересадке печени, стало четвертым по счету. Причем две операции прошли в прошлом году.

— Трансплантация печени вообще стоит особняком от всех пересадок органов, — рассказывает заместитель директора по хирургической работе Минского научно‑практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии Алексей Щерба. — Функцию многих органов можно «заменить» и механически поддержать в ожидании донора. Но огромное количество функций организма зависит от нормальной работы печени. Если для взрослых пациентов проблему можно решить пересадкой, то найти «педиатрического» донора, сопоставимого по весу, росту и размеру печени, крайне сложно.

Алексей Евгеньевич объясняет: единственный выход для таких маленьких пациентов — родственная пересадка, когда донором выступает близкий родственник. От мамы или папы забирается небольшой кусочек органа, около 200 — 250 граммов, и пересаживается. Но бывает, родственник не в состоянии тут помочь. И порой ребенок может попросту не дождаться подходящего органа от умершего донора. Тогда единственный выход — сплит‑трансплантация. Дословно — расщепление, что отражает саму суть операции. Чтобы спасти жизнь ребенка, достаточно лишь небольшой части взрослого органа — левой доли печени. Но ведь и правая большая часть тоже может быть жизнеспособной. И тут задача хирургов — разделить орган так, чтобы сохранить функции двух частей и спасти сразу две жизни. Это разделение — целая отдельная наука и полноценная операция.

Сплит‑операции настолько технически сложны и требуют таких умений врачей, что в день пересадок на работу выходят все хирурги, а другие хирургические вмешательства в центре переносятся. Судите сами: одновременно здесь работают три бригады хирургов, две — анестезиологов, а потом уже подключается и реанимация.

Первая сплит‑трансплантация в Беларуси была проведена в 2012 году.

Как только печень привозят в клинику, она сразу же попадает в отдельную операционную в руки врачей. Пока орган находится во льду, его разделяют специальным инструментом — ультразвуковым диссектором. Никакого скальпеля: это очень деликатное рассечение, требующее высочайшего мастерства. Параллельно в двух других операционных уже готовятся пациенты: идет забор пораженных органов. Около 2 — 3 часов уходит на то, чтобы ювелирно разделить печень на две части — взрослому и ребенку. Потом — трансплантация. Пересадка печени для Вики и взрослого пациента длилась около 10 часов…


Расти большая!

Проблемы со здоровьем у маленькой Вики начались, когда ей было полгода. Тогда же украинские врачи и сказали: нужна трансплантация. Были большие надежды, что подходящим донором станет кто‑то из родных. И спустя еще полгода маму и дочку готовили к такой пересадке. Увы, операция не получилась…

— Врачи отправляли нас либо в Бельгию, либо в Беларусь, — рассказывает Надежда Галь. — Но порекомендовали приехать именно к вам. И в Минске сразу же взялись за нас. Операцию нам полностью оплатили в Украине, сами бы мы таких денег не смогли найти…

Полгода девочка проходила обследования и ждала подходящего донора. Тяжелая печеночная недостаточность больше не давала времени, срочно нужна была операция. И чудо случилось: нужный орган нашелся. Причем взрослый пациент, которому досталась вторая часть печени, быстро пошел на поправку и уже давно находится дома. Но девочке с таким ослабленным здоровьем понадобится немножко больше времени.

Именно Минская детская инфекционная клиническая больница, где сейчас и находится Вика, начинала готовить ее к трансплантации в тесном взаимодействии с хирургами. Здесь перед пересадкой опекают практически всех маленьких пациентов, а потом помогают встать на ноги. Заведующая реанимацией № 2 Светлана Реут уже видит положительную динамику:

— Ходить пока нельзя, но это не из‑за пересадки: не так давно у Вики был перелом. Сейчас наша задача — отрегулировать иммуносупрессивную терапию. От ее дозы зависит состояние пересаженной печени: слишком мало — пойдет отторжение, слишком много — побочные реакции. А так больших ограничений нет…

Мама Вики до сих пор не может сдержать слез и не перестает восхищаться профессионализмом и чуткостью наших врачей. После больницы семья хочет вернуться домой, в Украину. А вот спустя время планирует даже переехать в Беларусь, поближе к нашим талантливым докторам, чтобы наблюдаться у них в дальнейшем.

Точно такую же операцию белорусские трансплантологи провели несколько месяцев назад в экстренном режиме, когда вся семья отравилась за ужином бледной поганкой. Тогда с помощью сплит‑трансплантации врачи спасли жизнь маленькому Мирославу и его маме Марии из Кобрина. Их уже выписали, мама и сын идут на поправку. Был продемонстрирован такой профессионализм врачей, что сейчас в Минском НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии при каждой пересадке и подходящих случаях будут рассматривать в первую очередь проведение сплит‑трансплантаций.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector